О себе

Елена Дектерева
Обновлено:

Непросто рассказывать о себе объективно, но я попытаюсь. Опишу путь отличницы, которая сгорела, но продолжает создавать себя.

О том, как ищу настоящее: себя без масок; друзей, кто откликнется на просьбу в три ночи; своё дело по душе и место на Земле; семью не для галочки, а заветную.  

Родилась

Когда мама с папой были мужем и женой уже 9 лет. Моему старшему брату было 7 лет, среднему - 4 года. Я стала младшей и желанной дочкой. Мне посчастливилось появиться на свет в сельской местности и многочисленной родне. Примерно училась и наивно верила, что все люди хорошие.

Папа научил меня «держать руль»

Мой папа очень любил меня. Любил, потому что его уже 13 лет нет в живых, к сожалению.

Папину любовь я чувствовала с детства. В садике он подарил мне куклу Мальвину с голубыми волосами, которой ни у кого тогда не было. А на 8 марта купил бусы, которые стали моими первыми. Брал с собой на охоту и учил меня рулить трактором.

Я с папой

Папа полжизни, наверно, провёл за рулём. Он работал в совхозе механиком, инженером, завгаром, вообщем, следил, чтобы всё ездило и поля обрабатывались.

Когда я уже будучи школьницей доросла до педалей - папа первый раз дал мне порулить на легковой. Я ехала в гору по гравийной дороге. Машину занесло в кювет... И чтобы туда не свалиться, я резко вывернула влево, на встречку. Потом хотела вернуться обратно в свою колею. Машина ревела, потому что скорость в суете я не переключала. Мама на заднем сиденье визжала и просила папу пересесть. Так зигзагом и ехали: мама ругалась, я паниковала, а папа… папа был спокоен. (Или мне тогда так казалось) Он сидел ровно. И говорил только одно. Не кричал, не указывал, а говорил:

Держи руль. Руль держи.

Так я впервые почувствовала дорогу. И ответственность почувствовала. Сколько лет прошло, а папино “руль держи” я вспоминаю, как мантру, до сих пор. Всякий раз, когда хочется слиться, сойти с пути, спрятаться, закрыться… вспоминаю слова папы “держи руль”.

Я запомнила папу большим и тёплым. Немного ссутуленным к пятидесяти годам. С голубыми глазами в морщинах. Который любил мои массажи и не боялся рвать крапиву голыми руками. Признаюсь, мне и сейчас, как маленькой девочке, хочется посидеть на его руках или коленях. В безопасности. Знать, что его сердце меня любит. Что его руки меня согреют.

Мама, на которую хотелось походить

Интересно, а правда, что интуитивно, все девочки хотят походить на своих мам в детстве? В моём случае, скорее всего было так. По Фрейду.

Я с мамой

Когда мама работала в детском саду - я хотела быть воспитателем и выгуливала своих кукол.  Какое-то время мама была секретарём директора совхоза - я мечтала работать “с документиками”. Тогда компьютеров ещё не было, и весь документооборот был врукописную. И когда мама пускала меня в комнату, где хранились бланки стопками, на полках, до потолка, я поняла, как выглядит мой рай.

Боже! Эти бумажечки сводили меня с ума. Новенькие, нежненькие, ещё пахли типографской краской. Мама отрывала от стопки по несколько листочков и давала мне в них играться. Это была мантана. Я тогда ещё не умела писать, не знала букв и цифр. Но я заполняла эти документы влюблённая в них без памяти. В каждой пустой графе с упоением рисовала волны, выдавала кому-то зарплату, давала справки. Как поиграем, спрашивали меня девочки. В документики, конечно! Этот вопрос у меня не стоял.

Кукол было меньше, чем документиков.

Когда мама вновь вернулась работать в школу, я подумала про себя: всё, детство кончилось, хочу быть учителем, это точно. И как я тогда начала всех учить! Рассаживала по партам, давала всем ручки, тетради, домашнее задание. Писали диктанты, решали примеры по математике, изучали кассу букв и слогов. Я рьяно учила даже тех, кто был намного старше меня и явно понимал больше. Но моему желанию наставить всех на путь истинный никто не мог помешать.

Когда я пошла в первый класс, помню, во время тихого часа нелегально прокралась в кабинет (комната, где мы учились) и украла (о, ужас!) несколько букв к себе в коллекцию. Они были напечатаны на картонках, красивые, разные, и их было много. Стыдно за это до сих пор.

Так вот. Я хотела походить на маму. Зеркалила её деятельность в своих детских играх. Думала, что так же, как и она, вырасту, влюблюсь и провожу кого-то в армию, как было у неё с папой. Дождусь. Выйду замуж. Рожу детей. Буду работать...

Стоп! Речь пока не обо мне, а о маме. Скажу только, что ничего из этого шаблона у меня не сложилось. От слова совсем.

Моя мама по образованию биолог-химик. Всю жизнь она проработала в школе, но ни одного урока не провела по своей специальности. Учила русскому языку и литературе, географии, музыке, краеведению, истории, брала начальные классы и была завучем. И даже сейчас, уже будучи на пенсии, продолжает ходить в школу - сторожить. Она принадлежит той формации советских учителей, которые любили своё дело и детей не из-за денег, а по призванию души. Она - учитель от Бога, я считаю. Надо видеть, как она общается с детьми. Я, иной раз, уже давно бы плюнула и развернулась. А она тихонько, незаметно, с отвлекающими манёврами сделает-таки своё и направит ребёнка в нужное русло.

Мама очень красиво поёт. Студенткой в Ижевске она ходила петь в хор каждый день. Там и научилась. А может отшлифовала дар, с которым родилась в своей поющей семье. Заметила, что там, где мама, - все поют. Когда она училась - пел весь факультет. Работала в совхозе - собрали хор из механизаторов, доярок и других рабочих. Когда преподавала в школе - был самый большой учительский хор. Сейчас мама вышла на пенсию - образовала хор ветеранов “Надежда”.

В детстве я была копией мамы ещё и потому, что когда мама садилась шить, то шила сразу на нас двоих. Мы ходили по дому в одинаковых халатах и ночнушках, платья у нас были часто из одного материала.

 Но подружками мы с ней не были. Не обсуждали первые месячные и первую любовь. Не знаю почему. Может, я стеснялась, может, она не хотела. Мы не шептались с мамой по ночам. Хотя нет, помню один вечер…

Это когда я была уже студенткой, ездила на целину работать проводником в студенческом отряде. Ездили по маршруту Тюмень-Новый Уренгой. Шёл третий месяц взрослой изматывающей работы. После рейса, сдав вагон следующей смене, мы сходили в душ. Потом кто спать, кто есть, а я пошла на ждвокзал звонить домой с телефонной будки, тогда ещё минуты покупали на карточку.

Как дела? Нормально. Чё делаете? Да ничего, спать уже ложимся. Мам, спой песню какую-нибудь… 



Молчание на конце провода. Мама запела “Поговори со мною, мама. О чём-нибудь поговори...” И я заплакала. Такой комок в горле стоял. Рыдать я не могла, стеснялась, потому что сзади меня была очередь. А сдерживаться не было сил. “Ты чё не подпеваешь?” - спрашивала мама. Я шевелила губами слова, но звук не выходил. Только слёзы и сопли. 

Старший брат Саша

В возрасте семи лет мама и папа смело оставляли его со мной, новорожденной, когда уходили к кому-то на вечер. Знали, что он поводится, перепеленает, если что, спать уложит. Я, конечно, этого не помню, только со слов. Но его тёплые чувства ко мне ощущала и ощущаю до сих пор.

Брат

В детстве мне нравилось с ним бегать за руку, потому что он бежал быстро и тянул меня, а я только ноги переставляла. Любила, как подбрасывал меня вверх. И ещё танцевать с ним бальные танцы. Я по телевизору маленькая видела, хотела так же красиво. Платье надевала. А с кем танцевать? Вот он вставал на колени и танцевал со мной. Только не быстро у нас получалось, особенно вальс. Да и колени ему было больно.

В школе я просила его иллюстрировать произведения, которые давали нам на внеклассное чтение по литературе, потому что с рисунком сразу ставили пять. Откуда он умел так красиво рисовать - до сих пор не знаю. Да и что только он не умел: отличник, спортсмен, с художественным вкусом и музыкальным слухом, пока к концу школы всё это стало ему неинтересно. Он навсегда увлёкся автомобилями.

Человек, который по фаре автомобиля может рассказать, что это за марка, где собран, какой у него двигатель и далее, далее.

Кстати, с ним я научилась переключать скорости, когда училась ездить на машине.

Средний брат Коля

По классике жанра, наверно, это мой антипод. Если в детстве дома разносился мой плач, сразу спрашивали, Коль, ты чё там опять делаешь? Мои слёзы  были для него сигналом, что настал предел и надо прекращать.

По возрасту мы с ним были ближе и интересов больше.

Брат

Он часто брал меня играть со своими друзьями на улицу. Например, зимой, когда парни брали снежную крепость, меня привязывали верёвкой к фонарному столбу и сами делились на две команды. Одна защищала крепость и пленника (меня), а другая - должна была взять крепость и освободить меня. И было всё по-взрослому. Мне тоже попадало, когда дело доходило до драки. Или на корытах брал с собой вечером кататься с горки. Сена наложит, чтобы мягко сидеть было, и вперёд. Не жалел ни разу, а чаще специально больнее делал. Дома учил меня надавливать ему на солнечное сплетение, чтобы он уснул, но у меня не хватало силы.

Вообще, любил он на мне тренироваться, как кулаками бить, толкать, пинать...

Один раз в гостях, когда друг у друга на спинах катались, он высадил меня так, что я стукнулась головой об батарею. Кровь хлестала, швы накладывали. В другой раз на кромку кровати упала, что копчик повредила. Ещё случай был, когда за столом с ним баловались вечером, а мама с папой скотину кормили. И мне на ногу пролилась кружка крутого кипятка. Я заорала, что есть мочи! Мама когда прибежала - сразу врача вызвала. А я на полу сидела, кричала, кожу с ноги лохмотьями срывала.

Сейчас пишу и сама в шоке, столько болезненных моментов всплыло. Хорошее тоже, конечно, было.

Мы с ним школьниками много чего по хозяйству делали: скотину кормили, сено с сеновала скидывали, даже дома прибирались, я ему заполняла тетради и дневники. За сеном ездили, картошку пололи. И как я рыдала, когда его в армию забрали. Старший брат на тот момент уже совсем старший был, не поговорить. А с ним хоть и ругались, но вместе всё делали. Письма ему писала. А когда он вернулся - взрослые люди уже. У него появились другие заботы и радости: ребёнок, семья, дом.

Сёстры, которых не было

У меня не было родной сестры. Видимо, этот факт повлиял на то, что у меня никогда не было и подруг. Но были попытки восполнить пустоту двоюродными сёстрами в разное время разными составами. Благо, их у меня много.

В детстве я дружила с Мариной и Таней. Жили мы в разных местах и встречались у бабушки на деревенских дискотеках под “солнышко в руках и венок из звёзд в небесах...” Давали местным парням клички, потому что имён не знали. Одна из них - Шорох - была мне особенно дорога. Так мы звали между собой мою первую любовь.

Сёстры

С сёстрами Леной и Настей мы жили на одной улице, поэтому чаще виделись и играли. Иногда нам гостинцы привозили на троих: сумочки, клипсы. Мы играли в так называемые клетки - дома - и ходили друг к другу в гости. У меня дом находился между гаражом и баней. Был обставлен старой посудой, полками, столом, стульями. Мы лепили пирожки из земли, варили суп из травы, пили компот из бокалов из-под мыльных пузырей… Всё шло в ход.

Сёстры

Всё же одна из сестёр была ближе других. У нас разница в полгода. И росли рядом, и в ясли ходили, и одиннадцать лет в одном классе проучились. В юности я вовлекала её в студотряд и на тренинги разные. Может, она уже устала от такого моего нечаянного шефства, а моему сердцу не прикажешь. Возможно, в детстве не доводилась... 

Любимая сестра

Родня

Мои бабушки и дедушки родили по пятеро-шестеро детей. Вот столько у меня образовалось дядь и тёть. Потом, только с маминой стороны нас родилось тринадцать двоюродных братьев и сестёр, девять - с папиной. Сейчас почти у каждого семья и дети.

С детства привыкла, что родственников много. И это классно! Когда мы собирались у бабушки в деревне, нас было почти пятьдесят человек. Большой длинный стол для взрослых, и мы, дети, играли под столом, угадывая коленки своей мамы.

А как наши поют! Когда собирались, слышно было на другом конце деревни. Не орут пьяные, а именно поют. На два и три голоса, мелодично и красиво. Себя поют. Моё поколение - уже третье колено. Собираемся, но редко втроём с сёстрами и тоже поём иногда на концертах.

Чтобы не забыть песни наших родителей, я издала песенник с текстами “В кругу семьи”.  

Песенник

О Пихтовке

Я родилась не в городе. До моего рождения это была деревня. Когда я появилась, был посёлок. Сейчас Пихтовка в статусе села, то бишь с церковью.

Это в Удмуртской республике, между Кировской и Пермской областями, Татарстан и Башкортостан южнее нас. Мы живём близи Уральских гор.

Наша местная столица Ижевск - заводской и закрытый город, потому что здесь много оборонных предприятий страны. Здесь родился Калашников, делают lada-vesta и недалеко поют Бурановские бабушки.

В 60-ти километрах от Ижевска стоит Воткинск, ещё один город-завод. На запруде реки Вотка главные достопримечательности. Это завод, которому 260 лет. Говорят, на его территории есть такие охраняемые места, что действует приказ стрелять на поражение. А на берегу стоит усадьба, где в 1840 году родился Пётр Ильич Чайковский. Своей легкой рукой он и переименовал наш воткинский пруд в “лебединое озеро”.

И в 16-ти километрах от Воткинска находится Пихтовка. Первые жители появились здесь 190 лет назад. В советское время организовали прудовое хозяйство площадью 600 га. Сегодня это лидер в северной зоне по производству карпа.  

Мои мама и папа приехали сюда молодыми специалистами в 1977 году в строящееся рыбное хозяйство. Тогда ещё распределяли у нас в стране. Папа - механиком в гараж, мама - в школу.

Красиво здесь, конечно. Каждое лето приезжают студенты-орнитологи изучать птиц из красной книги, которые здесь живут. Лебеди, что поселяются на нашем головном пруду, говорят о том, что здесь очень чистые места.

Пихтовка

Я люблю Пихтовку. Потому что родилась здесь. Ещё и потому, что помогла мне осуществить одну мою мечту. Тема - моя малая Родина - попалась мне на вступительном творческом экзамене в вуз. Я написала о Пихтовке и поступила.

Школа

Училась я хорошо, даже слишком. В начальной школе, когда были октябрятами, в мою звёздочку ставили одноклассников, которые меньше других успевали, чтобы я их подтягивала. Мои тетради лежали на полке как образцы чистописания. Стала старостой группы продлённого дня, когда даже не знала, что это такое.

В одной из четвертей на последней странице дневника, куда выставляли итоговые оценки, однажды у меня вышли все пятёрки. Мне это так понравилось! Одинаковые ровные цыферки, и мамина реакция как учителя и завуча была - молодец! так держать! С тех пор у меня не было ни одной четвёрки. Я заболела…

Гораздо позже узнала, что это называют синдромом отличницы. Дожимаешь до оценки пять, когда вроде и так всё хорошо. Когда избегаешь здоровой конкуренции, соревнования. Боишься сделать ошибку. А потом уже боишься даже начать что-то новое: а вдруг не получится, и я упаду лицом в грязь на глазах у всех.

Быть отличницей в школе, в учёбе - это хорошо, но это одна история. Делать всё на отлично в жизни - это другое. Тогда я не знала, что отличница так прочно засядет во мне и как будет испытывать меня в дальнейшем.

Мне повезло с классом. Очень. Наш выпуск был самым многочисленным за всю историю школы. Двадцать два человека для сельской школы в 90-е годы было хорошо. И у нас был костяк в классе. Это видели учителя, ценили на разных выступлениях клубные работники. Большинство учились хорошо, все ходили на кружки, ездили на спортивные соревнования, ходили в походы, участвовали в олимпиадах. Деревья садили, бабушкам дрова по цепочке помогали складывать.

Пихтовская школа

Каждый год я получала благодарственное письмо за отличную учёбу. Занимала высокие места на олимпиадах по русскому языку. Посещала кружки по вязанию, кройке и шитью, фотоделу, спортивные секции, танцевальный, вообщем, всё, что можно было посетить.

Но за один поступок в школе мне стыдно до сих пор.

Была зима. У нас организовывали соревнования по лыжам районного масштаба. Наш физрук попросил меня поучаствовать от нашей школы. А я со времён весёлых стартов ненавижу соревнования. Других кандидатов, видимо, не было. Он просил меня, убеждал, уговаривал, а я отнекивалась, как могла. Ни за что. Никогда. Ни под каким предлогом. Ведь моя отличница могла опозориться не только перед классом, а школой и районом, даже если займу второе место, что считала уже унижением себя. Я сбежала в школьную раздевалку от неудобного разговора, а В.Г. нашёл меня там и… встал передо мной на колени, умолял. От неожиданности я разревелась.

Я унизила учителя, но от своего не отступилась.

Он ушёл. Кто победил на тех соревнованиях, не знаю, потому что даже не смотрела их. Зачёт получила моя отличница, ведь если не участвовала, значит, не побеждена.  

Июльское. Вторая школа

Десятый и одиннадцатый классы я заканчивала в другом колледже. Мы уже присматривались, куда поступать учиться. А в Июльском (село) была школа, где набирали сборные классы желающих поступить в ИжГСХА и УдГУ (ведущие вузы Удмуртии) и один день в неделю вывозили на подготовительные курсы в Ижевск. Так образовался и мой второй класс, В параллель. Из пихтовского класса нас сюда приехало четыре человека.

Мы жили в общежитии голубого цвета в трёхкомнатных квартирах. В комнатах стояли двухъярусные железные кровати. Жили в тесноте да не в обиде. За нами присматривали воспитатели, ночью был сторож, как полагается. Каждые выходные мы ездили домой.

Здесь не было родных учителей. Вчерашних наших заслуг никто не знал. Пришлось по новой нарабатывать хорошую ученическую карму.

На первой же неделе математик нас завалила тригонометрическими уравнениями и велела выучить их за выходные. Она ещё так удивлялась на нас: вы же сливки района!

Помню, как я приехала домой на первые выходные, открыла тетрадь и заревела (алгебра была не самым моим любимым предметом). Сидела на полу, навалившись на свою кровать и рыдала так, что мама услышала. Что случилось, спрашивает. Я больше туда не поеду, ответила я.

Прошли выходные. Смотрю, сестра моя поехала на учёбу, одноклассники поехали. Они что, не испугались? - удивлялась я. Глядя на них, поехала сама. И так два года...

Мне второй раз несказанно повезло с классом. Ох, и весело мы жили! Вместе и за партой, и в общаге. Я снова негласно стала старостой. Обожала заполнять всем дневники, выписывать оценки из классного журнала. Парни особенно не любили это делать, а мне в кайф.

Мне не хватало обеденного перерыва, который длился 40 минут, и я всегда опаздывала на следующий урок. Собирала остатки хлеба, варёных яиц, плюшек в пакет и брала с собой. Парни смеялись, что я, мол, недоедаю. Но делала я это, зная, что после учёбы в общаге они придут ко мне спросить, нет ли у меня чего-нибудь к чаю. И эти плюшки были в самый раз между давно прошедшим обедом и нескоро грядущим ужином.

В десятом классе я стала королевой осени.

Собирали меня на конкурс всем миром. Мы же жили не у себя дома, ничего из парадно-выходного не было. Платье мне дала одна девочка, колготки - вторая. Потом ещё накрасили, причёску навели. Так вместе и победили. Подарили мне в целлофановой упаковке… принца! Им оказался мой пихтовский и теперь ещё и июльский одноклассник. Тогда первое место взяли и за сервировку праздничного стола. И приз зрительских симпатий - за самую-самую улыбку - тоже был мой. Эх, хороший был день.

Июльская школа

В Июльском наш класс тоже был активным: первый на концертах, в соревнованиях, конкурсах. Лыжные состязания не обошли меня стороной и здесь. Памятуя тот пихтовский случай, я не стала выпендриваться. Тем более гонки были на уроке и за время ставили оценку.

Вообщем, пробежала я на лыжах и не доезжая метров 500 до финиша, уронила палку. Отъехала уже далеко. Думаю, если буду разворачиваться, подбирать, снова разворачиваться - столько времени потеряю. И тут увидела: младшие классы навстречу едут по соседней лыжне, но не на время. Крикнула какому-то мальчику: дай палку! Он аж обернулся, мол, кому это я ору. Докатилась до него, смотрела ему уже практически в упор: дай палку, говорю, доехать, потом отдам. Почти вырвала из рук, разогналась и докатилась. Палку вернула. За второе место даже диплом дали.

В моём сердце есть ещё одна великая благодарность июльской школе за одну, как говорят, из десяти встреч, которые изменили жизнь. Я подружилась с одной учительницей. Она была математиком и завучем, но нам не преподавала. Мы познакомились на факультативе по психологии, где Т. А. предложила написать исследовательскую работу на ученическую конференцию в секции по психологии. Я писала уже, что мы заняли тогда первое место.

Мы разговаривали часами, обсуждали что-то, делились друг с другом мыслями. У нас обнаруживались общие интересы. Т. А. приглашала меня в гости, где я познакомилась с её родителями, детьми, внуками. Именно она дала мне почитать Владимира Мегре, книги которого для меня стали мостиком в следующий мир. Т. А. поддерживала меня, когда я приходила к ней за советом. Потом я приглашала её на тренинги. Мы стали настолько близки, что в какой-то момент перешли на ты по обоюдному согласию как близкие люди несмотря на большую разницу в возрасте. 20 лет прошло, а мы дружим до сих пор.

После 9-ти классов я получила аттестат с отличием, 11 классов закончила с серебряной медалью. И пошла готовиться поступать в... 

Универ

Из красочных событий студенческой пятилетки были, пожалуй, начало и конец. То есть поступление и сдача госэкзамена.

Первое желание было идти на психолога. Но на подготовительных курсах поняла, что на вступительных биологию на отлично не сдам. Я ведь была отличницей, и поэтому для зачисления мне достаточно было сдать основной экзамен на пять. И всё, дело в шляпе! Но только не с биологией. А там ещё математика… ммм, лес густой.

Мне хотелось 1) работать с людьми и 2) чтобы это как-то было связано со словом. Я была гумманитарием чистой воды. И выбрала журналистику.

Мама и папа не вмешивались в мой выбор и действия, за что я им в очередной раз сильно благодарна. Сама пошла на подготовительные курсы, сама готовилась, зубрила, боялась. И сейчас, слыша истории, когда родители навязывают детям свои несбывшиеся мечты и учёбы, до сих пор вздрагиваю: у меня всё было полюбовно.

Конкурс у нас был человек 15 на место. Тех же отличников было море. Я переживала, конечно. Помню, как мы толпой стояли перед вторым корпусом УдГУ. Сквер, девять утра, все ждут, когда запустят на экзамен. Я навалилась на дерево и думала:

Вот ведь какая штука: мне всего лишь нужно правильно расставить буквы и знаки препинания. Так, чтобы не было ошибок (по орфографии и пунктуации) и тронуло сердце читающего (по содержанию). И от этой расстановки сейчас зависит моя жизнь.

Это был творческий конкурс. Из трёх предложенных тем я выбрала тему малой родины, написала о Пихтовке. 

Но общую оценку мне поставили четыре.

Сам декан журфака, он же вёл подготовительные курсы, увидев, что меня нет в списках, расстроился. А я... была на грани. Мне 17 лет, я одна в большом городе, моя мечта вот-вот умрёт.

Подавай на апелляцию,

посоветовал мне тот же декан.

Составила заявление, где обозначила свои аргументы, и ждала вместе с остальными вердикта проверяющих.

Стопка с исправленными оценками была большая. Председатель комиссии называл новые и счастливые фамилии, чей балл исправили и приняли на курс. Фамилия Дектерева не звучала, а стопка таяла. И вот уже мою соседку обрадовали…

Но я дождалась-таки! Когда проверяющий назвал фамилию Дектерева, слёзы сами брызнули из моих глаз! Я заплакала так искренне и самозабвенно, как будто внутри меня пружина лопнула.

Напряжение всех одиннадцати лет, экзаменов, подготовок выскочило, вылетело, выпрыгнуло, потом выливалось и выливалось из меня. Я лежала на парте и плакала, когда уже назвали все фамилии и подписали протокола экзамена, когда вся комиссия и ребята с родителями ушли. Я плакала, когда уже весь корпус опустел и охранник проверял аудитории перед закрытием. Домой вернулась опухшая от слёз и счастливая.

Аэробика

Учиться мне нравилось несмотря на то, что у нас был экспериментальный и молодой для УдГУ факультет. Программа обучения была не сбалансирована, нам вечно не хватало аудиторий и учились мы во вторую смену.

  • Любимыми парами были литературное редактирование и аэробика.
  • Единожды за курс получила тройку за экономику и не получала целый семестр стипендию, было обидно. Хотя тот тест большинство сдали на два, и это должно было меня подбодрить.
  • Ненавидела зарубежную литературу что читать, что сдавать.
  • Самым страшным экзаменом в моей жизни была философия. Я, как правило, всегда шла сдавать в первом потоке, чтобы не бояться. Но в тот раз не помогало.
Помню, как мы зашли в аудиторию, сели все белые, и препод говорит нам: запомните, всё проходит, когда-нибудь пройдёт и это. Мне попался Кюхельбекер. Ни слова не помнила о его трактате. Слава Богу, за моей спиной сидела Ольга - суперботан. Она сунула мне шпаргалку, с помощью которой я выжала из себя что-то на четыре.

В этот раз быть активисткой, старостой, выступать везде я заведомо не хотела. Хотела “пожить для себя”. И пожила. Когда я вкусила алгоритм учёбы: что слушать, как сдавать, где будет легко, а над чем стоит потрудиться; решила параллельно заняться ещё чем-нибудь. И стала дополнительно учиться.

  1. Я сдала на водительские права категории B.
  2. Потом захотела научиться шить грамотно. Выучилась, сдала экзамен и получила третий разряд портного лёгкой женской одежды.
  3. Ещё получила корочки инструктора по оздоровительной аэробике. 
  4. После третьего курса позвали в строительный студенческий отряд, для чего к летним каникулам отучилась на штукатура второго разряда. Но не сложилось.
  5. Зато в следующие два лета узнала-таки, что такое целина. Записалась в отряд проводников, сдала со всеми экзамены и поехала в составе СОП “Ланселот” возить пассажиров.

Студенческий отряд проводников

Первый год возили вахтовиков на север по маршруту Тюмень-Новый Уренгой. Через год детей на юг - Екатеринбург-Новороссийск. Вот это была жизнь! Полная напряжения, взрослой усталости, подростковой романтики, наивных слёз.

Кстати, когда я после пятого курса уехала на целину - даже диплом не получила и на выпускном не была. Забрала его уже из архива в сентябре, как вернулась с целины. Выбрала быть с отрядом, а не с курсом.

Параллельно проводниковской учёбе сдавала гос. Зубрила. Накануне экзамена, помню, обложилась книгами, конспектами, ксерокопиями у себя на кровати так, что даже покрывала не было видно. На ночь постель не расправляла, уснула прямо на книжках.

Утром проснулась, первая мысль: надо ещё что-нибудь повторить. Вытянула первый попавшийся лист, это была ксерокопия из учебника. Прочитала: особенности региональной печатной прессы в 1990-е годы. Пункты 1, 2, 3… Будете смеяться? Этот вопрос попался мне на госэкзамене. Несмотря на температуру 39 градусов, я сдала всё на отлично. Но это меня не расслабило, потому что...

в этот день после сдачи надо было ехать проводить свадьбу девочке, с которой жили в одной комнате в общаге. Вспоминаю и диву даюсь, какая я многогранная была:

  • до обеда журналист, одетый в классику,
  • после обеда тамада в восточном костюме, 
  • завтра проводник в белой рубашке с галстуком.

За пять лет я научилась писать журналистские статьи, водить автомобиль, шить одежду, штукатурить стены, проводить тренировки по аэробике, возить пассажиров в поездах, быть лидером, как учили в лайфспринге. Ну, прям, звезда, думала я. Повезёт же моему работодателю...

Издательство

Но его всё не было.

Как же так, расстраивалась я, столько училась, а работать негде. Кому теперь нужен мой красный диплом.

Я устраивалась лаборантом на свой же факультет, чтобы дали место в общежитии. Потом в одном издательском доме мне сказали, что если хочешь выпускать свою молодёжную газету - ищи рекламодателей, чтобы были деньги на издание. Всё было не то и не так, как мне мечталось.

Я шла по улице Пушкинской в Ижевске и уже не пряталась от прохожих, что реву от отчаяния. А про себя думала: если на этой неделе не найду работу - поеду в Пихтовку, устроюсь дояркой, они хоть три тыщи рублей получают и койко-место в городе снимать не надо.

На следующий день я заключала договор на рекламу с директором еврейской школы (ну, чтобы собрать деньги на выпуск газеты). Когда уже стояла у порога, она спросила, умею ли я редактировать тексты. Отвечаю, что я специализировалась по печатному делу и да, умею. Она дала номер телефона автора, который ищет себе редактора. Так я познакомилась с ним...

Алексей Алнашев

Это была ещё одна встреча, которая на десятилетие изменила курс моей жизни. Я познакомилась с Алексеем Алнашевым (псевдоним).

Всё сошлось. Я так хотела работать со словом, людьми (помните, да? про журналистику) и чтобы моё дело было связано с философией родового поместья (по книгам В. Мегре). Алексей подарил мне всё это. Он был автором книг о жизни со стариками-ведунами, основанных на реальных событиях. И стариковые народные сказки с расшифровками покорили меня. В них традиция, уклад, осознанный образ жизни, предназначение человека… всё то, что убеждало меня, что мы не зря живём на Земле, что во всём есть смысл.

В 2006 году с партнёрами мы основали издательство “Лада-Душа”, потом “Лада”.

О, Боже! - визжала я от восторга. - Издательство, книги, творчество - это так красиво, это так нужно людям!

Из будней того времени. На кастинге художников, чтобы найти десять, мы пересмотрели работы трёхсот, в том числе из союза художников УР. Дизайнеры за компьютером работали столько, что у них немели руки в конце дня. Перед сдачей макетов в типографию мы ночевали прямо в офисе и сушили стираное нижнее белье украдкой у окна.

На издание книг мы привлекли инвестиции (сейчас это так называется) в размере 2,5 млн рублей. Издали первые и полетели!

Но не вверх, а вниз.

Почему? Потому что книг было больше, чем их продаж. Потому что зарплаты меньше, чем работы. Сотрудники уходили. Деньги таяли. Как в военное время, необстреляной мне пришлось из редактора быстро стать директором. Я была вынуждена делать то, чего не умела. Помню, что был период, когда мы выплачивали одних кредитов по 60 тысяч рублей в месяц. До сих пор не понимаю, откуда я брала такие деньги и на что мы жили. Писать об этом легко, вспоминать - больно.

Что вообще происходит? не понимала я. В мечтах было всё так хорошо, а оказалось…

В тот кризис на себе испытала, что практики очищения, что мы издавали со слов стариков-ведунов, работают не только на семинарах, которые проводили, но и в повседневной жизни. Я выписывала боль (есть определённая практика), когда была зла на Алексея, когда не хватало денег на очередной платёж по кредиту, когда на семинар собиралось мало людей.

Были тысячи вопросов к себе, миллионы пустых ответов, и лёд тронулся.

Моя влюблённость в издательское дело переросла в зрелую любовь. В 2009 году у нас получилось встать на новые рельсы: закупили своё оборудование для самостоятельного издания книг, тиражи уменьшили, ассортимент и качество увеличили. Вышли на ярмарки-выставки-фестивали, знакомили себя с новыми клиентами.

За 10 лет издали более 30 книг и сказок. Их читали в России, на Украине, Казахстане. Мы хотели, чтобы книги пробуждали людей к осознанной жизни. И к 2015-2016гг мы перестали работать в убыток - вышли в ноль.

Совместное не только издательство

Важный момент: вскоре после совместной работы над редакцией и изданием книг наши отношения с Алексеем переросли из автор-редактор в муж и жена. Мы стали творить и жить вместе. Радели над издательством, как над колыбелью. И радовались, и плакали, и росли, и изменялись.

ИД Лада г. Ижевск

Утром 8 февраля 2016 года моё десятилетие с Алексеем закончилось. Слава Богу, все живы-здоровы, просто случилась другая женщина, сначала одна, потом другая. 

Думала, что у меня и любовь, и любимое дело, как у мамы с папой, будут раз и навсегда. Тем более, что мы сами издавали книги обо всём этом и учили людей жить по укладу. Тогда во мне умерли отличница и идеалистка.

До часа Х у меня всё было "по расписанию", казаось мне. Садик, школа, универ, любимое дело, намеченная семья, дом строился, участок облагораживался, даже машину поменяли на побольше под деревенские и ярмарочные цели… Всё, как у людей, думала я. А вот развод не проходила и не планировала.

Я сгорела.

В один день все яйца, которые были в одной корзине, разбились.

Мы расставались год. Окончательное решение пришло ко мне, когда я попала в больницу прямо с ярмарки. Четвёртый день лежала под капельницей в Геленджике, не могла есть, пить, шевелиться, а врачи не могли определить, что со мной. На фоне стресса мои анализы крови стали, как у алкоголика. 

Я поняла, что когда приду туда, на небо, и Бог попросит меня держать ответ за свою жизнь, то я... уже не смогу ссылаться на Алексея. Бог спросит меня, почему я здесь промолчала, когда муж был не прав; почему здесь его не остановила, когда следовало; почему тогда согласилась с ним, когда внутри всё протестовало и горело, почему, почему. За свои грехи отвечу сама, приняла я решение в больнице, а за то, с чем не согласна с Алексеем, пусть отвечает он сам. Меня выписали на следующий день после этого.

Последний наш разговор я начала словами, что хочу, чтобы настало такое время, когда и мне, и ему будет хорошо, но не друг с другом. С другими людьми, в других местах, но так хорошо, чтобы хотелось жить.

Предложила продолжать издавать книги вместе, но дистанционно. Предложила поделить нажитое и сотворённое вместе пополам. Алексей от всего отказался и ушёл, как настоящий мужчина, оставив всё когда-то любимой женщине.

За нашу совместную жизнь Алексей сделал много прекрасного. Но самое лучшее, что он мог - это оставить меня.

Между мирами

Мне стало холодно на перекрёстке, когда старое уже рухнуло, а нового ещё не было. И я уехала перезагрузиться туда, где нас не было с ним вдвоём.

В Питер.

Года два было состояние какого-то психологического похмелья. Я гуляла по городу, посещала дворцы, вышивала, слушала музыку, ходила на тренировки, проводила мк по расшифровкам сказок, танцевала народные танцы на местных вечорках, даже поработала.

После развода искала себя

За  два года я съела столько учебников, тренингов, школ и умных мыслей, что стала похожа на яндекс. Разговаривала с сестрой заковыченными фразами: Сундаков вот это говорит, Раков этому учит, а Хара так советует.

Я была у хироманта в Питере, брала консультацию у нумеролога с Алтая, училась у самого популярного в России психолога в Москве, советовалась со своим астрологом, собирала себя через создание народной одежды у вышивальщицы из Сургута.

Я искала себя.

Сейчас

Решение вернуться в Удмуртию пришло также в одночасье. Раз, и чувствую, что пора.

Переезд, пересмотр, доделывание недоделок, анализы, генеральные уборки - вот чем были полны мои четыре года после развода. Списки незавершонок, слава Богу уменьшаются с каждым днём. Самое лучшее, что происходило и происходит со мной, начинается после конца, заметила я за собой. Поэтому стала очень бдительна к завершению процессов.

Я вышиваю третий (свадебный) народный костюм. Пою с сёстрами на сельских праздниках. Получила второе высшее в РГСУ (г. Москва) по специальности коуч-консультант и иногда консультирую. Прошла бизнес-курс у Аяза Шабутдинова “Долина”, чтобы нащупать, к какому делу ещё ляжет моя душа. Раздаю издательские долги. Люблю оформлять фотокниги. И продаю народные сказки с расшифровками, которые издала сама.

undefined
Признаюсь, меня задевают вопросы, почему я до сих пор снова не замужем, когда рожу. И мне дискомфортно от того, что снова живу у мамы, как маленькая. Но предпочитаю не злиться, а считать эти раздражители зонами своего роста.

Я живу сейчас неспешно, как будто прохожу курс реабилитации. Медитирую, ежедневно делаю зарядку, вышиваю, читаю, веду дневник, пишу посты с мыслями о блогерстве, помогаю по хозяйству маме. Может, я боюсь сделать снова ошибку, а может пока не окрепла.

Пешая прогулка 15 км

У меня начинают появляться новые мечты. Мне есть кого любить. Я всерьёз учусь доверять потоку Вселенной, притормаживая своего достигатора. И ещё я верю, что в дальнейшем, возможно, будет по-разному, но в любом случае хорошо. И это сознательное хорошо.

Теперь будем знакомы, дорогие. С уважением к вам, Елена Дектерева.

2 комментария

Аватар комментатора Ольга Автор: Ольга

БлагоДарю, Алёна.

Аватар комментатора Елена Дектерева Автор: Елена Дектерева

Во благо)

Оставить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение